«Прикладной анализ подходит всем»

Автор: Юля Азарова

В декабре Москву посетил Уильям Хьюард — доктор педагогических наук, почетный профессор Колледжа образования в Университете штата Огайо, BCBA-D и один из авторов классического учебника «Прикладной анализ поведения», по которому учатся поведенческие аналитики во всем мире.

Прикладной анализ поведения (ПАП)— одна из фундаментальных тем в сфере аутизма, поскольку именно на нем основывается большинство научно доказанных вмешательств для аутичных детей и взрослых. Поэтому так важно выступление доктора Хьюарда перед будущими медиками в РНИМУ им.Пирогова, которые в своей практике наверняка встретятся с людьми с аутизмом. Хьюард представил свою книгу «Давай договоримся! Книга о договорах для детей и их родителей», в которой в очень простой форме объясняются основополагающие понятия ПАП. А фонд «Выход» закупил 250 экземпляров этой книги и подарил их студентам.

После выступления доктор Хьюард дал интервью фонду «Выход», в котором рассказал, на что важно обращать внимание, чтобы сориентироваться во множестве вмешательств для детей с аутизмом, и о самых распространенных мифах о ПАП.

Есть мнение, что прикладной анализ поведения подходит не всем. Например, в России мы иногда слышим, что это американские методы, которые работают только в Америке. Действительно ли ПАП не для всех?

Скажу сразу: прикладной анализ поведения подходит всем. Неважно, говорим ли мы о детях, взрослых, людях с особыми потребностями или без них, в каком бы окружении они ни жили. Потому что ПАП — это не что иное, как наука об изменении поведения. У всех людей есть поведение — и оно меняется, в лучшую или худшую сторону. Еще Скиннер свое время описал, какую огромную роль в изменении поведения играет последствие, особенно если мы говорим о событиях, которые происходят сразу же после того, как мы наблюдаем поведение. И они влияют на то, будем ли мы в будущем в аналогичных ситуациях повторять это поведение. То есть последствие напрямую оказывает влияние на увеличение частоты моих поступков и реакций в будущем. В разговоре о влиянии последствия на поведение на первом плане всегда принципиален контекст, ведь мы не можем взять и «выключить» поведение из окружающей обстановки. Люди, освещение, звуки, мое собственное самочувствие — все важно. Это просто физиология. Например, если я давно не ел или не пил, то скорее всего я буду обращаться к такому поведению, которое в прошлом помогало мне достать еды или воды.

И тогда вода будет выступать подкреплением?

Да, вода очень вероятно станет для меня подкреплением, когда я хочу пить. А в других ситуациях подкреплением может быть улыбка матери или отца. И ее появление будет влиять на частоту появления определенного поведения в будущем. Если мы говорим об обучении — речь тоже идет об изменении поведения. И при-кладной анализ поведения занимается изучением этих изменений. Что конкретно в пережитом нами опыте или в нашем окружении влияет на то, что мы ведем себя определенным образом снова и снова, или наоборот меняем свое поведение? Это общие для всех закономерности, и наука прикладного анализа поведения скрупулезно изучает их.

То есть эти закономерности не имеют отношения к стране проживания и прочим культурным факторам?

Конечно! Вы говорите, что некоторые люди в России считают, что ПАП подходит только американцам. Но такое мнение характерно не только для России. В том или ином варианте что-то подобное мы слышим по всему миру. Кроме того, существует ошибочное представление, что у ПАП годится только при аутизме. Приведу в пример США. Когда эта наука только зарождалась в 1950-1960-х годах, очень большая часть работы велась в специальных учреждениях со взрослыми людьми, у которых были тяжелейшие интеллектуальные нарушения, они демонстрировали крайне проблемное поведение. Если говорить языком того времени, это были люди с глубокой умственной отсталостью. С течением времени ПАП стали применять гораздо шире, но мировой «бум» разразился 15-20 лет назад с началом применения ПАП для людей с аутизмом. Учителя и родители видят в первую очередь успехи детей с РАС, поэтому многим в США стало казаться, что ПАП — это что-то узконаправленное, что придумали специально для терапии аутизма. А это не так. Хотя, конечно, программы на базе ПАП демонстрируют прекрасные результаты в работе с детьми и взрослыми с аутизмом. И я бы с удовольствием подкрепил свои слова примерами. Вы не обязаны верить мне на слово, когда я «рекламирую» вам прикладной анализ пове-дения: «О-о-о, это такая замечательная вещь! Действительно работает!» (смеется) Нет, не надо слепо доверять мне, будьте критичны. А мои слова очень легко подкрепить примерами того, чего можно добиться, применяя ПАП. Качественные примеры найти очень легко.

Вы говорите об исследованиях?

Именно. Ваши читатели, коллеги, те люди, которые говорят, что ПАП — это американская ерунда, могут найти в открытом доступе исследования из Норвегии, Великобритании, Италии, Японии, Индии и т.д. Эти исследования выполнены международными командами исследователей, а не только американцами или людьми, тем или иным образом связанными с США.

Еще одно распространенное мнение: ПАП — это дрессировка, он подавляет личность, эти программы очень тяжелы для ребенка, это чуть ли не насилие над ним. Возможно, вы слышали об этом?

Да, я много раз слышал такие слова. Мне очень жаль, что кто-то так считает. Конечно, я мог бы просто сказать: «Это не так» — и это было бы чистейшей правдой! Но лучше всего взять видеозаписи с применением современных методов на базе ПАП, чтобы увидеть и услышать, что это такое на самом деле. К сожалению, есть специалисты, которым не хватает квалификации. Может быть, они даже изо всех сил стараются изобразить нечто, что они называют «прикладной анализ поведения». Но все, что они могут показать, — лишь очень непрофессиональная работа. То, что они делают, не просто выглядит чем-то жестким и подавляющем — это и есть что-то жесткое и подавляющее. Но если вы посмотрите на другие, хорошие примеры, на класс, где работает настоящий профи в ПАП, вы увидите, что дети встречают его с улыбкой. Они не могут дождаться начала занятия. И это прекрасно! Они подбегают к нему, хватают его за руки, спрашивают: «Чем мы будем заниматься сегодня?» Ребенок никогда не будет реагировать так на человека, который делает ему плохо. Конечно, это происходит не за один день, обучение проходит постепенно. Но очень многим детям удается добиться потрясающих результатов — и без всякого подавления.

Кстати, о постепенном обучении. Известно, что методы ПАП довольно интенсивны. Может быть такая ситуация, что ПАП становится слишком много? И если да, то может ПАП в таком случае причинить вред?

Любая некомпетентная попытка научить вредна. ПАП — это наука, которая объясняет нам, как лучше учить в каждом конкретном случае. Ошибкой было бы думать, что ПАП — это какой-то отдельный метод. Это сфера знаний, которая помогает нам понять разницу между непрофессиональным и некачественным обучением и высококлассным применением этой науки. Она помогает нам правильно интерпретировать поведение, которое происходит в данный момент, и использовать эти знания для модификации поведения.

Такие методы, как анималотерапия (или, говоря у́же — пет-терапия), если они применяются параллельно ПАП, могут снизить эффективность поведенческой терапии?

В начале своего выступления (перед студентами РНИМУ — прим.) я показывал слайды с милым щенком по имени Мэй. Это наша домашняя терапевтическая собака. (смеется) Это замечательная терапия, правда. Но я бы не рассчитывал на нее, если бы мне нужно было научить своего ребенка тому, как заправлять кровать, или читать, или разговаривать с другими людьми. Мэй может быть прекрасным компаньоном, может помочь ребенку найти контакт и общие темы с другими людьми — ну, просто потому что многие любят собак. Так что полезных путей применения собак много. А кататься на лошадях весело. Так же, как и слушать музыку. Но не обязательно называть это прямо «терапией». К тому же многие анималотерапевты обещают не просто приятное времяпрепровождение для ребенка. Они говорят, что это может помочь скорректировать симптомы аутизма. Я считаю, что все, и в первую очередь, родители, должны быть очень критичны, когда они слышат такие громкие обещания. Будь то ПАП, или анималотерапия, или арт-терапия и проч. Ведь бывают и такие безумные заявления, что мерцающие огоньки могут вылечить аутизм. Поэтому нужно всегда задаваться вопросом: «А какие есть доказательства? Откуда эти доказательства получены?» И чем громче заявления — тем более солидными должны быть доказательства. В реальности происходит, к сожалению, обратное. Люди просто заходят в Google, вбивают «лекарство от аутизма» и находят там миллионы «терапий». Есть женщина в Индии, которая предлагает что-то, что называется, кажется, «методом быстрого побуждения». На самом деле — это просто очередное название того, что раньше называли (а где-то до сих пор называют) облегченной коммуникацией. Вы знаете, что это?

Да. Я слышала, что это вредно.

Допустим, у меня тяжелая инвалидность, я не могу даже сам себя обслуживать. А вы берете мою руку, ведете ей вместо меня — а я как будто бы пишу стихи. Просто волшебство какое-то, да? Нет, конечно! Это абсурд! Отвратительно. За такое в тюрьму сажать надо. Предельно неэтично! Но можно понять родителей, которые решаются на такое. Потому что ты готов попробовать что угодно, чтобы помочь ребенку. Мы очень любим своих детей и хотим сделать так, как лучше для них. А если мы в отчаянном положении, любой родитель может повести себя так же. Даже если ему скажут, что нужно поехать в Монголию. Это, кстати, еще одно предложение: вы можете поехать в Монголию кататься на лошадях, чтобы вылечить аутизм. Да если бы это работало, мы бы уже все там были! Это же было бы намного проще, чем заниматься ПАП. И таких псевдонаучных терапий очень много. Конечно же, защитники этих методов будут говорить вам, что у них есть доказательства. Но вам нужно смотреть: что за доказательства? Например, эта женщина из Индии может предоставить массу своих статей в журналах. Только эти журналы — какие-то состряпанные на коленке сайты, которые вы сами можете сделать за один день. И автор – она сама. Эти свои статьи она называет доказательствами и предлагает вам назначить с ней встречу онлайн. Потому что ее метод якобы такой эффективный, что вы можете провести занятие просто по скайпу. Вот представьте, что вы родитель и вам предлагают такое. Что бы вы сказали?

Я бы сказала, что это сомнительно.

Видите, вы более сдержанно выражаетесь, чем я. «Сомнительно». Хорошо, назовем это сомнительным (смеется). Понимаете, когда люди заявляют, что они давали ребенку высокие дозы витаминов и ему стало лучше, хочется спросить: «А где результаты экспериментов? Научных исследований? Где публикации в рецензируемых журналах? Где обзоры и анализы этих исследований?»

Вы имеете в виду проверку независимыми группами исследователей?

Обязательно! Очень важно, чтобы чтобы результаты исследования могли быть воспроизводены независимыми учеными, которые никак не связаны с авторами. В противном случае у вас должны возникать сомнения в объективности этих данных.

Но ведь люди скорее склонны верить не исследованиям, а другим источникам. Тому же «сарафанному радио». Как привлечь их к науке?

У меня нет ответов на все вопросы, но у меня есть пара мыслей на этот счет. Такая ситуация не только в России, в США все то же самое. Шарлатаны продают обещания и «волшебные таблетки» повсеместно. Чем больше поддержки и обучения нужно ребенку с аутизмом, тем больше дельцов крутится вокруг родителей. И им очень сложно отличить качественные методы от шарлатанства — как говорится, отделить зерна от плевел. Я упомяну сайт организации Association for Science in Autism Treatment (ASAT). Это замечательный ресурс для исследователей, практиков, но в первую очередь для родителей. Они занимаются не только ПАП, они собирают информацию о медицинских и немедицинских вмешательствах, о причинах аутизма и т.д. И началось все с родителей детей с аутизмом, которые испытывали сложности с тем, чтобы найти качественную помощь. Им нужен был инструмент, чтобы отличить научно обоснованные методы от всех остальных. Для этого и был создан сайт ассоциации, где вы можете найти много коротких статей, в которых родители сами объясняют, какими вопросами следует в первую очередь задаться, услышав громкие обещания авторов различных методик. Потому что родителей и их проблемы лучше всего понимают другие родители. Я уверен, что эти советы будут полезны и в России. В программе ассоциации перечислены методы, имеют самую солидную научную базу, а значит, наиболее эффективные при работе с аутизмом. И почти все они основаны на принципах ПАП. Конечно, ПАП — это не магия. И ребенок, который много лет пытался контролировать свою жизнь тем или иным плохим поведением, суетой, возбуждением, криками, визгами, ломанием вещей, не изменится моментально. Не будет такого, что я скажу ему: «Давай-ка сегодня начнем заниматься ПАП!», — а он ответит: «Ой как замечательно! Не могу дождаться!» Так не бывает. Обучение новому поведению — это тяжелая работа для педагога, для родителей, для самого ребенка. Но все происходит шаг за шагом. И со временем можно увидеть потрясающие изменения. Ребенок, который раньше вообще не общался, может сообщать о своих потребностях более приемлемым образом: карточками, знаками, даже просто указыванием на предметы. Постепенно он становится более социализированным и более вовлеченным.


Прямо сейчас вы можете помочь еще большему числу детей и взрослых с аутизмом в Белгородской области: Сделав пожертвование.

Наши партнеры

avrora.jpgrtrs.pngfokus-pokus.jpgohotnik.jpgbiblio.jpgrts2.jpg