Готовится русский перевод основного руководства по прикладному анализу поведения (ABA)

cooper1

Прикладной анализ поведения (Applied Behavior Analysis, ABA) — научная область, которая изучает, как факторы окружающей среды формируют то или иное поведение. Многие методы, разработанные в рамках этой дисциплины, доказали свою высокую эффективность для обучения детей в спектре аутизма коммуникации, самообслуживанию и другим навыкам, а также для уменьшения проблемного поведения.

В последнее время в России применение ABA для помощи при аутизме вызывает все больший интерес со стороны родительского сообщества и специалистов, работающих с такими детьми. Однако острой проблемой остается проблема подготовки квалифицированных специалистов в этой области, которые смогут оказывать действительно качественные услуги и не нанесут вреда детям и их семьям. В том числе, не хватает литературы по ABA на русском языке, в первую очередь, предназначенной для специалистов, изучающих данный подход, а не для родителей, которые не нуждаются в подробной научной информации.

Книга Джона Ф. Купера «Прикладной анализ поведения» (John F. Cooper «Applied Behavior Analysis») является наиболее фундаментальным на данный момент трудом, который описывает все основные принципы и процедуры для систематического изменения социально значимого поведения и понимания причин изменений в поведении. Книга пользуется огромным спросом среди педагогов, студентов университетов, поведенческих аналитиков и других специалистов, которые могут использовать АВА в своей работе. Многие называют книгу Купера «Библией ABA». Текст входит в список обязательной литературы большинства курсов по ABA в мире, в том числе сертифицированных русскоязычных курсов по применению ABA для коррекции аутизма. Однако до сих пор книга не переведена на русский язык.

По рекомендации и при содействии Фонда «Выход» Издательский дом «Практика» (Санкт-Петербург) начал работать над переводом книги с 2014 года. Перевод такой сложной и объемной книги и подготовка ее к печати будет вестись в течение ближайших двух лет — в книге 800 страниц и практически для всех терминов книги не существует устоявшейся формы перевода.

Вот что пишет о проблемах такого перевода научный редактор проекта, Николай Николаевич Алипов, доктор медицинских наук, профессор кафедры физиологии медико-биологического факультета РНИМУ им. Н. И. Пирогова:

«Книга «Прикладной анализ поведения» чрезвычайно трудна для перевода.

Пожалуй, главная трудность — отсутствие устоявшегося стиля и психологической терминологии в переводе на русский язык западной психологической литературы. Это исторически понятно. В течение долгого времени в СССР существовала только павловско-марксисткая психология, местами совсем неплохая, но совершенно не состыковывавшаяся с западной. Классики западной психологии не только не переводились, но игнорировались, а порой и запрещались (достаточно сказать, что на русский язык не переведен ни один из основополагающих трудов Скиннера, что в отношении данного проекта создает дополнительные огромные трудности). Когда эпоха «единственно верного учения» закончилась, оказалось, что для западной психологии нет ни системы адекватных русскоязычных терминов, ни специфического языка, который есть в каждой научной дисциплине. Отсюда распространенная тенденция наших переводчиков судорожно цепляться за каждую букву западных авторов, даже и не помышляя ни о какой свободе изложения. Идея о том, что надо просто изложить сущность тех или иных психологических концепций так, чтобы поняли и студенты на лекции, и папы с мамами, иногда, как кажется, просто не приходит в голову.

Другие сложности связаны со спецификой терминологии данной книги в частности и бихевиористской литературы вообще. Теоретической и, в значительной степени, практической основой прикладного анализа поведения служат труды Скиннера, и почти вся основная терминология в этой области разработана именно этим классиком американской психологии. В то же время, как уже отмечалось, на русский язык не переведен ни один из основополагающих трудов этого автора, поэтому книга переводится практически в режиме первопрохождения, с предварительной подробной проработкой основных работ Скиннера. При этом возникают дополнительные терминологические сложности.

Во-первых, Скиннер был не только психологом, но также (и даже прежде всего) физиологом, с одной стороны, находившимся под большим влиянием И. П. Павлова (оба классика посвятили основную часть своей жизни исследованию условных рефлексов), с другой — постоянно полемизировавшим с ним. В результате скиннеровская терминология, во многом сходная с чрезвычайно привычной нам павловской, все же нередко отличается от последней, причем для Скиннера эти отличия носят принципиальный характер. Примером может быть «угасание», которым Скиннер обозначал все виды исчезновения неподкрепляемого поведения, а Павлов — только один из таких видов, применяя для всех этих видов общий термин «условное торможение» (Скиннер же принципиально отличал роль торможения в такого рода реакциях); «респондент», которым Скиннер по сути обозначал условнорефлекторную реакцию, и пр. В некоторых случаях Скиннер некорректно понимал павловские термины, например, приравнивая условное торможение к дифференцировочному.

Во-вторых, для Скиннера характерно особенно скрупулезное отношение к терминологии. Он четко указывал, что «обывательский язык», так часто применяемый по отношению к поведенческим феноменам (поскольку эти феномены являются частью повседневного человеческого общения) далеко не всегда в силу его аморфности и неоднозначности может быть применим в строгой науке о поведении. По сути, ту же позицию занимал Павлов, когда запрещал использовать в своей лаборатории слова «понимает», «чувствует», «знает», а вместо них вводил понятия «возбужденный очаг», «временная связь», «изолированный больной пункт» и пр. Но если в русскоязычной литературе эти термины давно прижились и, более того, вернулись в обывательскую речь («пунктик», «тормоз»…), то скиннеровские Mand, Tact и другие еще требуют адекватного перевода, который будет соответствовать духу и букве Скиннера, иметь хоть какой-то смысл с точки зрения русского языка, станет общепринятым и интуитивно понятным не только узкому кругу поведенческих аналитиков, но и — без длительных разъяснений — родителям их клиентов, психологам и просто интересующимся прикладным анализом поведения как бурно развивающимся методом психотерапии.

Наконец, и это не менее важно, книга «Прикладной анализ поведения» является одновременно золотым стандартом и официальным учебником в данной области, и это не позволяет никакого чрезмерно вольного обращения с используемой в ней системой терминов.

Таковы проблемы перевода книги «Прикладной анализ поведения», уже вышедшего за рамки обычного перевода и превратившегося в проект формирования единого стиля и глоссария прикладного анализа поведения в России. Коллектив, работающий над книгой, включает физиологов, психологов, лингвистов, медиков. За плечами у некоторых из них многолетний опыт перевода в ведущих издательствах России и десятки переведенных и отредактированных монографий. Это вселяет уверенность в то, что проект ABA будет выполнен достойно».


Вы можете поддержать людей с аутизмом в Белгородской области и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Наши партнеры

avrora.jpg13277984_498012827058401_1735272551_n.jpgsokolov2.jpgfokus-pokus.jpgrebenok-moy.jpgohotnik.jpgkafe.jpgbiblio.jpgrts2.jpglenta_logo.pngrtrs.png