«Главное, чтобы не было нудно»

072_школа1321_03.02.2016_preview

Фото: Владислав Кобец

Юлия Борисовна Мартынова убеждена, что не только регулярный класс нужен ученику с аутизмом, но и ученик с аутизмом нужен регулярному классу. Инклюзия действует «в оба конца», она необходима всем членам общества.

Фонд «Выход»: К вам в класс вышел мальчик с аутизмом. Каковы ваши первые впечатления?
Юлия Борисовна: Об академических результатах судить пока рано, прошло слишком мало времени. Но инклюзия все равно важна. Фуад видит других детей, общается. Когда он приходит с какой-то своей игрушкой, к нему все подходят, окружают, и он не пугается и не убегает.
Фонд «Выход»: А детям из регулярного класса что-то дает это общение?
Юлия Борисовна: Да. Чем быстрее они увидят, что есть люди, которые отличаются от них в плане поведения, тем добрее они потом будут в жизни. Сейчас-то многие считают себя пупом земли, «как я сказал – так и будет». И тут появляется человек, которому надо помочь. Хотя некоторые сторонятся. У нас есть мальчик Илья, он очень переживает, что с ним не хотят играть. Я на перемене говорю разным детям: «Возьми Фуада за руку, помоги ему». Они берут. Сегодня попросила Илью, а он отошел и взял за руку другого мальчика. Потому что еще не понимает, что сейчас поступает с Фуадом так же, как поступают с ним и из-за чего он страдает. Но со временем сообразит – и тогда ему легче будет общаться со всеми. Дети должны чувствовать состояние других людей, помогать без напоминаний и не стесняться этого. Такой навык пригодится в жизни.
Фонд «Выход»: Как вы строите занятия с ребенком из ресурсного?
Юлия Борисовна: Для него всегда нужен наглядный материал, тогда он включается в работу, выходит к доске, выполняет задания. Но долго удерживать внимание он не может. Еще труднее ему воспринимать речь, которая обращена ко всем, а не конкретно к нему. Ему становится скучно, он чувствует, что выпадает из процесса, и начинает возмущаться.
Фонд «Выход»: Какова роль тьютора ?
Юлия Борисовна: У тьютора всегда наготове наглядные материалы, которые даются в тот момент, когда ребенок не может включиться в общую работу. Какие-то картинки, буквы, слова. Кроме того, тьютор каждый вечер спрашивает домашнее задание, чтобы подготовить ребенка к уроку, и уточняет следующую тему, чтобы заранее продумать визуальные материалы.
Фонд «Выход»: Когда начнется ощутимое расхождение между учеником из ресурсного класса и другими учениками?
Юлия Борисовна: Когда упор будет сделан на аудирование. Услышал – сделал. В этот момент класс уходит вперед, а он еще останется на картинках, которые ему помогают сориентироваться.
Фонд «Выход»: Но сейчас Фуад работает наравне с другими?
Юлия Борисовна: Его временной ресурс – 15-20 минут. Потом он начинает махать руками, говорить громко, тьютор его успокаивает. Но мне кажется, что ребенок должен выходить из класса не в этот момент, а на секунду раньше, когда у него все хорошо получилось. Чтобы не осталось внутри неудовлетворенности и привычки к тому, что, как только я начинаю махать руками, меня наказывают и уводят.
Фонд «Выход»: Сколько вообще на уроке может быть детей из ресурсного класса?
Юлия Борисовна: Не больше трех. В первом классе все дети еще неусидчивые, с рассеянные. Мальчики всегда более энергичные и возбужденные. Поэтому все время нужно строить урок, чтобы он был не однообразный, со сменой активности и с движением. Сегодня на математике они все по очереди выходили, соревнуясь вариантами. Кто быстрее справится – тот передавал кеглю другому. Главное, чтобы было не нудно. Правда, Фуад в этом не участвовал, потому что надо было все делать очень быстро, и другие стали бы переживать, что из-за него их вариант проигрывает. Но, если бы у меня было три таких ребенка в классе, я бы, конечно, сделала для них отдельный вариант, и они бы между собой соревновались.
Фонд «Выход»: Сколько лет вы работаете?
Юлия Борисовна: 15 лет.
Фонд «Выход»: Какое у вас образование?
Юлия Борисовна: Педучилище и МГППУ. Дело в том, что у меня у самой ребенок с ДЦП. И школа «Ковчег» была единственным местом, куда нас когда-то приняли учиться. Я пошла работать сюда. Сейчас дочка выросла, давно закончила школу, ну а я здесь так и осталась.
Фонд «Выход»: Ваша профессиональная подготовка учитывала возможности работы с такими детьми?
Юлия Борисовна: Я прошла его на своем собственном ребенке. Нужны закалка, терпение, понимание, что все разные. И, конечно, в педвузах должна быть подготовка, которая помогает объединять обычных детей и детей с особенностями в общем учебном процессе.


Вы можете поддержать людей с аутизмом в Белгородской области и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Наши партнеры

avrora.jpg13277984_498012827058401_1735272551_n.jpgsokolov2.jpgfokus-pokus.jpgrebenok-moy.jpgohotnik.jpgkafe.jpgbiblio.jpgrts2.jpglenta_logo.pngrtrs.png