«Эти дети любят что-то яркое, необычное»

031_шк285_18.02.2016_preview

Фото: Владислав Кобец

Ольга Борисовна Андреева рассказывает об общих родительских собраниях ресурсного и регулярного классов, о роли тьютора и о том, как она включает в общий учебный процесс ребенка с РАС. И еще: учеников с аутизмом и другими особенностями становится больше, педагогам необходимы базовые знания для работы с ними.

Фонд «Выход»: Когда к вам на урок впервые пришел Андрюша из ресурсного класса?
О.Б.Андреева: Во второй четверти. Дети же не сразу попадают в общеобразовательные классы. Сначала они должны привыкнуть к школе. Также мы разговариваем с родителями детей из общего класса. И только потом дети с РАС выходят к нам.
Фонд «Выход»: А как вы работаете с родителями?
Мамы из ресурсного приходят на общее собрание, рассказывают об особенностях своих детей, какой у них характер, почему они совершают те или иные поступки. Родители нейротипичных детей не всегда понимают, что такое аутизм. Но в моём классе все отнеслись доброжелательно. После того, как те мамы выступили, некоторые из родителей даже сказали: «Девочки, вы молодцы».
Фонд «Выход»: Вы волновались перед приходом мальчика с аутизмом в класс?
О.Б.Андреева: Я знала, что он придет с тьютором, поэтому никаких волнений не было. Это совершенно нормально, что у ребенка есть сопровождающий, потому что ему требуются особые учебные условия. У тьютора имеются специальные материалы, пособия, и он наравне со мной участвует в преподавании. Кроме того, у нас прошло учительское совещание, мы разговаривали с куратором ресурсного класса, она нам дала рекомендации, все по полочкам разложила.
Фонд «Выход»: А каков ваш собственный подход к работе с этим ребенком?
О.Б.Андреева: Я могу делать больше жестов, повторять одно и то же слово. Когда у нас идут примеры на счет, я стараюсь дать ему какой-то предмет. Например, дала бусы, и они с тьютором на них считали примеры. А самый счастливый момент – это когда он отвечает на уроке. Мы работали по картинке, где были нарисованы блюдца и чашки. И я спросила – сколько блюдец, сколько чашек. Он поднял руку и ответил.
Фонд «Выход»: Какой совет вы можете дать учителям, которые как и вы должны будут принять в инклюзию этих детей?
О.Б.Андреева: Во-первых, нужно понять, что это совершенно обычная, рядовая ситуация. Во-вторых, не раздражаться: мы же понимаем, что дети из общеобразовательных классов – тоже далеко не ангелы.
Фонд «Выход»: А можно ли как-то перестроить программу?
О.Б.Андреева: Нет, это могут сделать только дефектологи, которые непосредственно с работают детьми из ресурсного класса. Мы можем включить для них какое-то дополнительное оборудование. Андрею, например, очень нравится палитра на рисовании. Эти дети любят что-то яркое, необычное, оно их привлекает. Эту их особенность я стараюсь учесть на уроке. Кроме того, чтобы они смогли сконцентрироваться, нужно несколько раз повторить один и тот же термин. И в итоге с помощью тьютора он обратит внимание.
Фонд «Выход»: Когда вы учились, вы получили какие-то знания, которые необходимы для инклюзии?
О.Б.Андреева: Что вы, я училась 30 лет назад, тогда и слова такого не было. Но времена изменились. Учитель начальных классов должен владеть какими-то основами психологии, физиологии ребенка с аутизмом. Дефектолог – это отдельная специализация, мы далеки от этого, но какие-то азы надо включать. Речь ведь не только о РАС. Сейчас появилось много детей с задержкой психического развития, которые тоже учатся в общеобразовательных классах.


Вы можете поддержать людей с аутизмом в Белгородской области и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Наши партнеры

avrora.jpg13277984_498012827058401_1735272551_n.jpgsokolov2.jpgfokus-pokus.jpgrebenok-moy.jpgohotnik.jpgkafe.jpgbiblio.jpgrts2.jpglenta_logo.pngrtrs.png