Директора воронежских школ ознакомились с работой ресурсного класса для детей с РАС в Москве

Автор: Мария Божович для Фонда «Выход»

 

voronezh-1447

 

На встрече 13 мая присутствовали директора Татьяна Бондарева, (Гимназия им. Платонова, МБОУ) и Владимир Гончаров (СОШ №6), завуч Ирина Дручинина (СОШ № 92), а также Светлана Долгих, заместитель руководителя Управления образования и молодежной политики городского округа г. Воронежа, и Жанна Ушакова, полномочный представитель Фонда «Выход» в Воронежской области. Были и другие гости — специалисты из ЦПМСС «Валеоцентр» г. Тулы во главе со Светланой Гусевой , а еще московские преподаватели из ГБУ КРОЦ — Ольга Филатова, Галина Лебединская, Валентина Сергеева, Ольга Рыжевская и Светлана Нейман.

Директор подразделения №3 Елена Волкова, завуч Людмила Ромашина и преподаватель ресурсного класса Александра Беспалова рассказывали о том, как ведется работа с особыми детьми — и в первую очередь, с детьми с РАС. Визит был построен так: сначала все разделились на группы и побывали на занятиях ресурсного и двух обычных классов, где занимались ребята из ресурсного, — в одном шла математика, в другом физкультура, – а затем обсудили увиденное.

С ментором за ручку

Урок физкультуры оказался очень интересным. Здесь можно было убедиться, насколько эффективна система наставничества, когда нейротипичные дети становятся «менторами» для детей с аутизмом, работают с ними в паре, показывая верные движения. Троих ребят из ресурсного вели за руку ребята из обычного: они вместе бежали по кругу, ходили на цыпочках или вышагивали, высоко поднимая колени. Не все опекаемые проделывали это с одинаковым успехом, но занятие, которое вела учитель Елизавета Якубовская — веселая, доброжелательная и строгая, — им явно нравилось. Трое инструкторов сидели на скамейке, уткнувшись в смартфоны, поскольку их помощь почти не требовалась. Только одна из них время от времени помогала Даше, которая к концу занятия устала и начала требовать внимания. После урока девочкам из обычного класса раздавали разноцветные блестящие сердечки — в благодарность за помощь.

На перемене воронежцы перешли в ресурсный класс. После того, как директорам объяснили, что у каждого ребенка — своя учебная программа, карта поведения, система поощрений и оценок, они с уважением (но, как показалось и с некоторой опаской) листали и фотографировали папки эпической толщины, где в «листах коммуникации» родители и педагоги делают ежедневные записи («без изменений», «поведение – умница, как всегда», «выходя из дома, закатил истерику», «закапали капли в нос»).

«Не сбежал — значит, наш»

В классах гостей сопровождала завуч Людмила Ромашина. Именно она объясняла, что к каждому ребенку требуется индивидуальный подход и что кому-то, при необходимости, можно задержаться в начальной школе. Она объяснила так же, что такое «скрытая инклюзия», когда ребенок с особенностями учится в обычном классе и не имеет диагноза (или имеет, но родители с ним не согласны). Таким детям в перспективе тоже может понадобиться помощь в ресурсном классе.

Людмила Владимировна поделилась свои непростым опытом знакомства с коррекционными школами, куда ее как педагога-классика очень долго не пускали, потому что «это полностью закрытая система». По ее словам, система эта сегодня меньше востребована как раз из-за отсутствия индивидуального подхода. При этом и в обычной школе с родителями тоже бывает трудно найти взаимопонимание — например, когда они настаивают, чтобы их детей учил педагог-психолог, а ни в коем случае не дефектолог. В результате педагогу-психологу Александре Беспаловой пришлось осваивать общеобразовательную программу для коррекционных школ и затем адаптировать ее под каждого ребенка. «Это трудная работа, не все справляются, — признается Ромашина. — Но я точно знаю, что, если учитель пожалуется, поплачет, но через два года не сбежит, — значит, он наш».

Мастер-класс

Директора школы Елену Волкову, как всегда элегантную и приветливую, гости из Воронежа в первую очередь стали расспрашивать о нормативной составляющей и локальных актах. Елена Витальевна сказала в ответ, что «12 лет назад, когда в школе началась работа, здесь не было ни пандусов, ни лифта». Она же, учитель истории по образованию, мало что тогда понимавшая в инклюзии, набирала учителей, которые работали с особыми детьми, как с обычными, — «и ничего не получалось». Но постепенно все наладилось.

Воронежцы вежливо кивали. Далее Волкова рассказала о четырехстороннем договоре между школой, МГППУ, РОО «Контакт» и Фондом «Выход», который дает основание для нахождения в школе инструкторов, о повышающем коэффициенте при оплате работы с детьми с ОВЗ (правда, для этого нужно соответствующее заключение ПМПК, которое, по словам Волковой, получить непросто), об участии Фонда «Выход» (он и оплачивает инструкторов) и о дополнительном госфинансировании в рамках эксперимента. Директор подчеркнула, как важно иметь в школе грамотного экономиста, который рассчитает, сколько в условиях подушевого финансирования придется в год на обычного ребенка и на ребенка с особенностями. Отдельная проблема состоит, по словам Волковой, в том, что на следующий год ожидается «большой наплыв» детей с особенностями, и школе понадобится дефектолог, психолог, логопед и коррекционист, для которых пока нет ставок.

Раскачать ситуацию

Следующим пунктом программы было посещение Фонда «Выход». На встрече с Фондом гости, несмотря на прекрасное, по их словам, впечатление от школы, казались несколько озадаченными.

«Понимаете, у нас очень много надзорных органов, — честно призналась Светлана Долгих из воронежского Управления образования. — Нам необходима нормативно-правовая база, которой пока нет. Школы уже определены, но нужны локальные акты, формализующие, например, отношения с инструкторами, которые мы обязаны выложить на сайт. Иначе мы получим представление от прокуратуры». Авдотья Смирнова сказала, что подготовка нормативной базы — «наша общая задача».

Из дальнейшего разговора стало ясно, что у воронежских образовательных учреждений, желающих развивать у себя ресурсные классы, и Фонда есть три главных направления работы: создать пилотную площадку проекта и составить Положение о ней; составить Положение о ресурсном классе с описанием функционала каждого участника; подготовить перечень образовательных мероприятий для директоров, завучей и учителей, в том числе, 30-часовые курсы для индивидуальных сопровождающих (инструкторов) и курс повышения квалификации для учителей.

«Вам предстоит замотивировать учителей, — сказала Смирнова. — Чтобы они не боялись новых задач и понимали, зачем все это нужно». На это Татьяна Бондарева ответила, что они уже работают над этим, «но на ура это всё пока не принимают» — и тогда возникла идея пригласить учителей на совместную акцию Фонда и компании Disney, которая в конце августа будет проходить в Воронеже. Как и в Москве, перед показом фильма проведут тренинг для персонала кинотеатра и, возможно, учителям тоже будет интересно на нем побывать. Кроме того, чтобы мотивировать учителей и чиновников, очень важно сформировать зрелый, компетентный родительский запрос, без которого «ситуацию не раскачать».

Представитель Фонда «Выход» в Воронежской области Жанна Ушакова порадовалась, что в Москве такое сильное сообщество родителей, и сказала что без Евгении Лебедевой и Юлии Родионовой невозможно было бы устроить встречу: «Спасибо инициативной группе родителей ресурсного класса школы №1447 за помощь в организации этого визита. Мы очень ценим открытость этого маленького коллектива, который с пониманием относится к тому, что их дети весь год находятся в фокусе внимания очень многих специалистов и родителей со всей страны. Хотелось бы, чтобы в Воронеже сотрудничество специалистов и родительского сообщества было таким же эффективным».

Это надолго

В заключение разговора представители московского Фонда «Выход» подчеркнули, что главный фактор успеха при реализации проекта «Инклюзивной молекулы» в Воронеже — межведомственное взаимодействие государственных структур. Помощь человеку с РАС — это всегда плод совместных усилий, ведь ему нужен и врач, и педагог, и социальный работник. Межведомственное взаимодействие помогло бы, например, решить вопрос об индивидуальном сопровождающем. Кто он — педагог или соцработник? И что логичнее — добавить в функционал педагога задачи по социальному сопровождению, или расширить с помощью дополнительного обучения сферу компетенции социального работника? Словом, вопросов много, и их надо решать. «Мы будем работать с воронежским Департаментом образования и никуда не исчезнем, — пообещала напоследок Смирнова. — Когда мы впервые пришли в Департамент здравоохранения, чиновники ждали, что мы как-нибудь рассосемся, но потом поняли, что это надолго, и начали сотрудничать».

«Наконец-то департамент образования Воронежской области и городское управление образования перешли от слов к делам, — радуется Татьяна Поветкина, руководитель воронежской родительской организации «Искра надежды». — Я думаю, что этот визит станет поворотным моментом, с которого создание специальных образовательных условий для детей с РАС области приобретет статус проекта. Мы также готовы сотрудничать со всеми руководителями образовательных учреждений и вместе искать ответы на сложные вопросы, касающиеся обучения детей с аутизмом в школе и их воспитания в детском саду». С Поветкиной согласна и попечитель Фонда Ирина Меглинская: «Это эпохальная встреча. У нас наконец-то определились конкретные площадки и стало понятно, кого учить».

Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».


Вы можете поддержать людей с аутизмом в Белгородской области и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Наши партнеры

avrora.jpg13277984_498012827058401_1735272551_n.jpgsokolov2.jpgfokus-pokus.jpgrebenok-moy.jpgohotnik.jpgkafe.jpgbiblio.jpgrts2.jpglenta_logo.pngrtrs.png