Первый раз в ресурсную группу: история Ярослава

 

Вместе с мамой, бабушкой и сестричкой Ярослав живёт в Дубовом — в этом году там впервые открыли ресурсную группу при поддержке нашего фонда. Появилась она в детском саду №8.

Ярослав один из тех детей, которые впервые пошли заниматься в ресурсную группу. Мы встретились с ним, его мамой и бабушкой за несколько дней до первого занятия в детском саду.

Они рассказали о текущем состоянии Ярослава и пути, который преодолели, чтобы попасть в ресурсную группу. 

 

 

«Какой аутизм?»

 

— Из-за эпилепсии Ярочка часто падает, поймать невозможно. Посмотрите, ноги все сбиты. Раньше он просто вытягивался, — вспоминает его мама Евгения. 

Эпилепсия у Ярослава диагностировали в три года, а в четыре — когда он с мамой лежал в стационаре — психиатр поставил РАС. 

— До этого у нас было отставание. Ну, до четырёх лет, как правило, аутизм не ставят. Зпр, зпр, зпр. Да, он не смотрел в глаза. Нам говорили: «Скоро мы отправим вас к психиатру», а я отвечала: «Давайте повременим».

Однажды на улице, когда Ярочка гулял с папой, одна женщина предложила с ним позаниматься. Она психолог и занимается с детьми с аутизмом. Просто так с такими вопросами на улице она подходить не будет же. 

Муж приходит домой. Я тогда отреагировала: «Какой аутизм?»

С ней Ярослав занимался год, потом она переехала в другое место, и уроки прервались. Евгения говорит, что лучше всего сын усвоил, как сидеть за партой в ожидании занятий, сложив ручки перед собой. 

 

 

«Ни один детский сад с эпилепсией брать не хотел»

 

«В начале мы добивались, чтобы нас взяли в 70-й детский сад — Центр развития ребёнка «Светлячок». Нам на ПМПК (психолого-медико-педагогическая комиссия — прим.ред.) сказали, что надо идти в управление образования. Мы пошли, но нам сказали, что мы сельские: садик белгородский, а мы в Дубовом прописаны, — вспоминаем бабушка Ярослава Татьяна Анатольевна

Нам уже давали путёвку в дубовской сад, но заведующая сказала: «Давайте подождём ещё годик». После этого мы искали платные детские сады. У мамы Евгении заканчивался декрет, ей нужно было выходить на работу, она кардиолог. Но ни один детский сад, даже платный, с эпилепсией ребёнка брать не хотел.

Говорили им, что мы со своим тьютором придём. Искать ничего не надо. Но специалисты — дефектологи, логопеды, тьюторы — просто не не знали, что делать с Ярославом. Они психологически были не готовы к тому, что результат с нашими детьми будет не скоро. 

Ярослав то спит не вовремя, то кряхтит не вовремя, то гуляет не вовремя. Не так как все дети. Всё не так. Он мог заснуть в другое время из-за лекарств. Ярослав не вписывался в график обычной группы. Нас постоянно вызывали».

 

 

«Думала: если у меня больной ребёнок, то все будут открывать двери»

 

«Потом в Северное попали на комиссию. Ярославу поставили диагноз «аутизм» и рассказали про ресурсную группу.

Раньше я думала: если у меня больной ребёнок, то все будут открывать двери и говорить: «Мы вам поможем». Но в нашей сельской местности не было группы, в которой можно заниматься с Ярославом. 

Потом я узнала про фонд «Каждый особенный». Наталья Злобина объяснила, как юридически грамотно обратиться в управление образования, чтобы нам предоставили необходимые условия для обучения Ярослава. 

Мы всё сделали — и чиновники нам предложили детский садик №70 в Белгороде или дубовской, к тому времени уже было решено открыть там ресурсную группу».

 

 

***

 

Большую часть времени Ярослав проводит в своём мире с любимой игрушкой — верёвочкой или любым другим шнурком, который можно погрызть. 

Иногда Ярослав смотрит в глаза. Когда хочет есть, он может протянуть «дай». Татьяна Анатольевна говорит, что внук пока ничего не умеет. Порой он плачет и непонятно из-за чего: он есть хочет или у него что-то болит. 

«Идеальные условия для Ярочки — это те, где есть специалисты, которые знают, что с ним делать, как его обучить. Они должны знать, как работать с такими детьми», — говорит бабушка.

«Я понимаю, что он не будет таким, как все дети. Хотя бы если не говорить — то показывать на то, что ему нужно. Хочу, чтобы он научился за собой ухаживать. У меня нет завышенных требований к ребёнку», — добавляет мама. 

 

***

 

В этом году фонд «Каждый особенный» поддерживает пять школ и 13 детских садов в Белгородской области, в которых есть девять ресурсных классов и 14 ресурсных групп. Всего проектом охвачено 135 детей с особенностями психологического развития.

 

Помогите нам сделать больше!

 

Поддержать наш фонд можно через кнопку «Помочь» на сайте outfundbel.ru или отправить на номер 3443 смс со словом «Аутизм 100», где 100 — это сумма пожертвования.

 


Прямо сейчас вы можете помочь еще большему числу детей и взрослых с аутизмом в Белгородской области: Сделав пожертвование.

Наши партнеры

avrora.jpgrtrs.pngfokus-pokus.jpgohotnik.jpgbiblio.jpgrts2.jpg